Гоу Хоум

Это означает, что банк «Хоум Кредит» прекратит свое существование – как минимум, в нынешнем виде, с нынешней идеологией и - как это называется? – нынешними трендами.
Почему это может обрадовать? Ну, прежде всего, потому, что для развития этой самой банковской индустрии необходимы, помимо всевозможных прочих условий, как минимум нормальные, адекватные отношения с социумом.
А именно «Хоум Кредит», наряду с еще одним банком столь же странных стандартов, внес, пожалуй, самую серьезную лепту в то, чтобы эти отношения максимально испортить.
Безудержная кредитная гонка привела к массовым невозвратам займов, кредитной неврастении вконец запутавшегося в комиссиях населения, суицидам, банкротствам, расцвету магазинного кредитного мошенничества и сотням тысяч маленьких личных трагедий сотен тысяч семей. Ментальный итог – нелюбовь к банкам, достигшая, по определению президента АРБ Гарегина Тосуняна, степени «банкофобии».
Навскидку - виновны «банки вообще». На деле, если забыть про излишнюю толерантность и псевдолояльность, - буквально два-три-четыре вполне конкретных банка можно назвать основными «борцами» с российскими заемщиками. Навязчивая реклама, замаскированные скрытые комиссии с заоблачными ставками. Максимум денег – здесь и сейчас, а там – хоть трава не расти. Примерно так можно охарактеризовать всю «маркетинговую стратегию» этих, как их называли, «лидеров экспресс-кредитования». Они, действительно, были лидерами. По части размеров сверхприбыли, извлекаемой из неподготовленного населения. Это называлось «борьбой за долю на рынке». Будущее (во всяком случае – больше, чем года на три-четыре) в расчет не бралось.
Теперь они уходят. Как сообщают новостные агентства, владелец «Хоум Кредита» PPF Group сворачивается в России связи с «желанием развивать бизнес на азиатских рынках – Индии и Индонезии». Логично. На умытом кризисом российском рынке сверхприбылей более не предвидится. Прощай, «умытая» Россия. Здравствуйте, еще, видимо, плохо умытые Индия и Индонезия.
Вопрос, что от «экспрессионистов» остается в наследство. Разумеется, помимо, просроченных кредитов, проданных коллекторским агентствам, и проклинающих все на свете сотен тысяч заемщиков. Многие из которых уже не захотят стать клиентами других банков.
Остается идеология. Которая гласит: кто первый встал, того и тапки. А как собирались грибы – аккуратно срезались по всем правилам или же вырывались с корнем, уничтожая грибницу, - никого не волнует. Дело-то житейское.
Второй вопрос – кому останется в наследство такая идеология?
И вот тут самое интересное. В масс-медиа муссируются слухи, что возможными покупателями «Хоум Кредита» могут стать ВТБ либо Сбербанк. И хотя ВТБ опроверг эту информацию, версия с госбанками весьма показательна сама по себе.
Действительно, ну кому же еще интересны самые эффективные и быстрые технологии выжимания денег из населения? Кому еще может быть абсолютно плевать на ту атмосферу, что сложилась вокруг пресловутых «лидеров экспресс-кредитования»? Видимо, исключительно государству.
И, если оставить в сторону всевозможные заумные размышления, можно легко представить, какой эффект даст сочетание, например, сбербанковской аудитории и идеологии «экспрессионистов». Впору новую маркетинговую доктрину выдвигать. Что-то вроде: «Старушка-пенсионерка – это не только ценные пенсионные деньги, но и два-три года питательных, легко усваяемых процентов».
Разумеется, все это – из разряда скорее эмоциональных, нежели рациональных оценок. Разумеется, Сбербанк или ВТБ станут преемниками экспресс-идеологии. Но ясно одно: до сих пор откровенной оценки того, что творилось на рынке потребкредитования России три-четыре года назад, не прозвучало. Видимо, подразумевается, что год назад Владимир Путин критиковал банкиров не конкретных, а «вообще». Мол, кое-где у нас порой кое-кто занимался асоциальным грабительским кредитованием. А вот кто бы это мог быть? Стыдливо умолчим…
Теперь «Хоум» из России уходит. Кто унаследует его активы – не столь уж важно. Важнее другое – чтобы никто не унаследовал «экспрессионистскую» идеологию банкинга. И чтобы этой идеологии банковская Россия могла с облегчением сказать: гоу хоум.