БАНК-КЛИЕНТ.РУ / Статьи / Банки / Что было, что будет. Эскиз сонника на 2011 год.

Что было, что будет. Эскиз сонника на 2011 год.

Итак, что было в 2010 году
Регулирование ставок по вкладам деф-акто стало нормой. Начавшись с замечаний Центробанка в разгар кризиса он пришел к формату «ориентируемся на топ-10» российских банков. Иными словами, тон в стоимости денег, взятых у населения, в 2011 году будут задавать госбанки. С учетом того, что для кредитования у казенных монстров есть другие, куда более освоенные ресурсы, это означает, что госбанки в снижении процентных ставок по депозитам особо не заинтересованы. В повышении – тоже. Соответственно, можно предполагать, что депозитные ставки в 2011 году останутся примерно на нынешнем уровне, возможно – с легким понижением. Скорее всего, реклама депозитов пойдет на убыль.
В сфере самой банковской рекламы основное событие прошлого года – смена мэра Москвы. Сложившийся при Лужкове расклад на рекламном рынке Москвы будет порушен. От щитов на улице до рекламы в московском метро, которое уже потрясла столичная кадровая революция. Новые голодные, скорее всего, повысят расценки. Понятно, что если тарифные изменения будут радикальными, на рекламных рынках городов-миллионников это тоже отразится. За счет снижения объемов уже малоактуальной рекламы вкладов банки имеют возможность несколько оптимизировать свои рекламные бюджеты, но этого окажется недостаточно. Остается искать новые пути – директ и Интернет.
О том, что роль Интернета в жизни российских банков в 2010 году заметно выросла, уже говорили. То, что Интернет-развитие станет одним из драйвов банковского рынка в 2011 году, тоже воспринимается уже как аксиома. Но вопроса конкуренции никто не отменял. А это означает резкий всплеск на рынке банковского IT. Причем скорость и универсальность решений будут определяющими факторами при выборе банками поставщика Интернет-решений. Можно предположить, что к середине 2011 года целый ряд банков выдаст на гора всевозможные «ай»-приложения для своих клиентов. Самые ретивые предложат им даже «ай»-версии своих информационных потоков. Чуть позже увлечение немного сойдет на нет. Вполне возможно, к осени 2011 года банки активно заинтересуются интеграционными схемами Интернет-банкинга, наподобие предлагаемой Хэнди-банком.
Во второй половине 2010 года началось сражение на поле мобильной коммерции. Несложно предположить, что зима 2011 года уйдет на гласные и негласные консультации и «сепаратные переговоры» «слонов» и «китов» - крупнейших банков и операторов связи. В итоге, вопрос, кто кого переборет, будет снят с повестки дня. В законе о национальной платежной системе зафиксируют решение устраивающее обе стороны, а весной 2011 года можно ожидать вал релизов о сотрудничестве между тем или иным «слоном» и «китом».
Еще одну «войну» в 2010 году банкинг выиграл – войну с обменниками. Вопрос лишь, не вылезут ли новые обменники взамен старых. По идее, формат самостоятельных обменников давно себя изжил и мало кому нужно сегодня, чтобы обмен наличной валюты происходил не в офисах банков, а в сомнительных конторках в подворотнях. Одно «но»: формально ни один обменник давно уже не работал автономно, в каждом - висел ксерокс лицензии того или иного банка. Причем, как правило, банка малопримечательного и малозаметного в прочих сферах банковской деятельности. А если ксероксы производятся, значит, это кому-нибудь выгодно. Как говорил поэт, значит – кто-то хочет, чтобы они были? Значит, кто-то называет эти плевочки обменником? Так что окончательная и бесповоротная победа над менялами еще под вопросом. В конце концов, тут – как с борьбой с легализацией незаконных доходов. Процесс важнее результата.
Еще один итог 2010-го – новая планка минимального уставного капитала. Пережили. Следовательно, переживут и следующий шаг через год – к 180 млн. рублей. Понятно, что вызовет энное количество слияний и поглощений, но не волну, как предполагалось. Просто потому, что, во-первых, договариваться малые и средние банкиры так и не научились; во-вторых, многим это просто опасно (вдруг выяснится, что сливать то и нечего, сплошные пузыри на балансе да штопанное здание); в-третьих, даже если не испугались и нашлось, что сливать – попробуй-ка оформи это в должном порядке. Вон несколько банков как начали объединяться год назад, так до сих пор и объединяются. В отличии от требований к минимальному уровню капитала, требования к минимальному уровню бюрократии никто не вводил ни с 1 января, ни с 1 апреля. Так что – объединяйтесь, если дыхалки хватит.
Еще один итог 2010 года – появление института финансового омбудсмена. Опять же - де-факто, поскольку закона на сей счет нет и нужен ли он вообще, никто точно не знает. Так или иначе, но событие это куда более значимое, чем может показаться на первый взгляд. Поскольку говорит о начале коренного перелома во взглядах банкиров. Ранее было просто: мир делился на «хороших клиентов» и «плохих людей». Хорошие – это те, что не предъявляют претензий по карточным транзакциям, вовремя платят по кредиту и безропотно вносят всевозможные комиссии по первому письму. «Плохие» - это все остальные.
Как только стало ясно, что «плохих» намного больше, чем «хороших» - появился финансовый омбудсмен. Первый шанс на диалог.
Понятно, что поначалу он будет очень негромким, едва слышным. Так что в 2011 году каких-то серьезных подвижек по линии финансового омбудсмена ждать не приходится. Скорее всего, повторится история с институтом кредитных историй. Понадобилось пять лет. Но – заработало…
Пожалуй, самое существенное событие 2010 года (если, конечно, всему верить) – заявленный Центробанком отказ управления курсом рубля. Вот эта штука будет почище прочих. Правда, пока верится с трудом. Просто в силу привычки. Для российских регуляторов перестать управлять рублем – все рвано что блондинке за рулем перестать использовать зеркало заднего вида для поправки своего макияжа. Ну, как это - взять и перестать? Рука ж сама тянется.
Впрочем, поживем – увидим.
Да, еще была тема мирового финансового центра. Одно время она каким-то чудным образом обогнала даже тему вступления в ВТО. Видимо, была надежда слиться в объятьях с мировым финансовым рынком, не оформляя, так сказать, законного брака. Однако сейчас уже варианты финансового адюльтера перестали обсуждаться. Сначала – брак, потом – центр. Во всяком случае, переговоры о помолвке в последние месяцы возобновились. А заодно – разговоры о пятилетних визах для россиян. В последнем случае, правда, примерно как с обменниками – если визы так трудно оформляются, значит, это кому-нибудь нужно? Впрочем, кто их знает, там наверху. Может, в 2011 году интересы здравого смысла в некоторых вопросах перевесят интересы всевозможной бюрократии. Поживем? Увидим?